LOGO

«Патентный поверенный»

№ 3_2017

|   Главная   |   О журнале    |   Авторам   |   Подписка    |   Архив    |   Фото    |   Контакты   |


Куда тронулся лед?


В.А.ХОРОШКЕЕВ – патентный поверенный (Москва, hvapat@gmail.com)

6 апреля с.г. в технопарке МГУ прошло очередное обсуждение законопроекта о внесении изменений в закон «О патентных поверенных».
Поделиться информацией и соображениями о результатах обсуждения автора этих строк просили еще до его проведения. Поэтому изложенное будет представлять соображения автора как до, так и после упомянутого мероприятия.


       Предыдущее обсуждение 9 февраля с.г. прошло довольно сумбурно и представляло не очень удачную попытку разобраться в многочисленных и плохо обоснованных частных предложениях, минуя вопросы концептуального характера. Хотя ряд замечаний и предложений все же был высказан, было интересно посмотреть, как они отразились в очередной редакции изменений к закону. Оставались опасения и в непродуктивности обсуждения в предложенном порядке.
       Порядок обсуждения, к сожалению, не изменился. Представленный рабочей группой проект изменений (на 33 страницах) опять изобиловал явно несоразмерными уровню закона мелкими деталями вперемешку с действительно принципиальными вопросами. Увлекшись мелочевкой, рабочая группа, настроенная на внесение изменений в действующий закон, может получить результат, обратный желаемому: при такой предлагаемой редакции изменений лучше вообще от них отказаться. Последнее утверждение могло бы рассматриваться только как мое личное мнение, но я услышал его и в кулуарах мероприятия от нескольких коллег, с которыми мы даже не знакомы.
       Принципиальных/концептуальных изменений в предлагаемом проекте всего три:
       определение сферы деятельности патентного поверенного (в действующем законе она сведена только к взаимодействию с патентным ведомством);
       образование единой организации патентных поверенных с обязательным членством;
       передача полномочий по аттестации и контролю за профессиональной деятельностью самим патентным поверенным
.
       Третье предложение со вторым связаны неразрывно: упомянутые полномочия могут быть переданы только единой организации. На мероприятии 6 апреля с.г. в течение двух с половиной часов присутствующие смогли обсудить только первый из концептуальных вопросов. На второй времени не хватило, третий упоминался только вскользь.
       В предлагаемой редакции для характеристики деятельности патентного поверенного использовались термины «юридическая помощь по вопросам интеллектуальных прав» . При этом у большинства действующих патентных поверенных дипломов о юридическом образовании нет, а интеллектуальные права в равной мере относятся и к любым объектам авторского права, то есть явно не к нашей епархии. В моем представлении терминологически более корректным было бы следующее определение: «Деятельностью патентного поверенного является профессиональная помощь по вопросам, относящимся к приобретению прав, распоряжению правами и защите прав на объекты промышленной собственности» . Соответствующее предложение внесено и было внимательно выслушано без особых возражений.
       Из вопросов, по моему мнению, просто засоряющих принципиальные положения, рассматривались следующие. Корректно ли использовать термин «представитель» для характеристики всего разнообразия действий частнопрактикующего патентного поверенного? По мнению Л.Н.Альтшулера, моему и еще ряда коллег, – некорректно. Профессиональные консультации, патентные исследования, судебная экспертиза представительскими действиями не являются. С другой стороны, патентный поверенный, работающий в штате НИИ или промышленного предприятия, может выступать как представитель своего работодателя.
       Допустимо ли предусматривать в законе «безвозмездную помощь малообеспеченным гражданам» ? В результате дискуссии решили, что недопустимо. Поскольку наша деятельность по факту относится к предпринимательской, то безвозмездная помощь в предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли (ст. 2 ГК РФ), это бессмыслица и еще одна лазейка для графоманов, которую им уже предоставляет ст. 1366 ГК РФ. Абсурдно уже само предложение безвозмездной помощи в получении монопольных прав малообеспеченным физическим лицам.
       Нужно ли упоминать в предлагаемых изменениях к закону страхование профессиональной ответственности? Пришли к компромиссному соглашению – упомянуть можно, но отложив его практическую реализацию, как у адвокатов, на неопределенный срок до появления соответствующих условий. Сейчас нет такого страхования даже у адвокатов, нет условий, нет мнения и участия страховщиков, что необходимо уже на стадии обсуждения этой темы.
       Поверхностно коснулись предлагаемых положений, под копирку списанных из закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», в частности, положения о кабинете патентного поверенного. Кабинет фигурирует в предложенной норме в двух ипостасях: как организационная форма и как помещение для работы. Пока деятельность патентного поверенного имеет организационные формы ИП, ООО и т.д., появление кабинета (причем без указания, что он взамен или в дополнение) никак не обосновано. Как кабинет должен отражаться в учете, отчетности, налогообложении? Если никак, то он вообще не нужен. Кабинет как помещение для работы – это удобство, но не обязанность, закрепленная в законе. Современные средства оргтехники и связи позволяют вести нашу работу и без специализированного помещения.
       В любом случае без учета того, что адвокатская деятельность по закону не является предпринимательской, перенося адвокатские нормы на деятельность патентных поверенных, легко оказаться в ситуации «куда конь с копытом, туда и рак с клешней» .
       Мое предложение изменить минимальный возраст для получения статуса «патентный поверенный» с 18 лет на 25 лет, кажется, восприняли. А до моего же предложения упразднить надуманные специализации для патентного поверенного по наименованиям мест происхождения товаров и программам для ЭВМ даже не дошли.
       В утешение неназванным участникам рабочей группы, которых могут обидеть мои отнюдь не хвалебные оценки, заранее соглашаюсь, что критиковать работу легче, чем делать. Но уже только по объему текста предлагаемых изменений ясно, что талант этим изменениям не только явно не брат, но и вообще никаким родственником не является.
       Итак, лед тронулся! Посмотрим теперь, куда?

|   Главная   |   О журнале    |   Авторам   |   Подписка    |   Архив    |   Фото    |   Контакты   |