LOGO

«Патентный поверенный»

№ 6_2018

|   Главная   |   О журнале    |   Авторам   |   Подписка    |   Архив    |   Фото    |   Контакты   |


Как исчислить срок действия лицензионного договора в зависимости от срока действия передаваемых прав?


Е.А.ДАНИЛИНА – канд. юрид. наук, патентный поверенный (Москва, sted_elena@mail.ru)

Автор рассматривает случай, когда срок действия лицензионного договора, обозначенный в поданных на регистрацию договора документах, вызвал двоякое толкование, и разбирается в причинах произошедшего.


       Было подано заявление о регистрации договора неисключительной лицензии в отношении товарного знака, срок действия которого заканчивается 16 марта 2021 г. В заявлении относительно срока действия договора есть две позиции: «на срок действия исключительного права» и «на определенный в договоре срок». Заявитель обозначил в своем заявлении первую позицию, заявив, что права на неисключительное использование передаются на срок действия исключительного права.
       В приложенном лицензионном договоре положения статьи договора «Объем, срок, способы использования, территория, на которую распространяется действие настоящего договора, техническая документация, информация о качестве товаров», касающиеся объема и срока использования, были сформулированы следующим образом.
       «2.1. В соответствии с настоящим договором лицензиат имеет право использовать товарный знак №…, указанный в п. 1.1 настоящего договора в полном объеме на срок действия исключительного права на товарный знак №…, до 16 марта 2021 г., и любыми, не запрещенными законом способами на всей территории России. В случае прекращения исключительного права на товарный знак №… действие настоящего лицензионного договора прекращается» .
       Таким образом, заявитель четко выразил в договоре свою позицию относительно срока, на который выдается лицензия, определив его как срок действия исключительного права, который имеет конечную дату, совпадающую с датой истечения срока действия регистрации. При этом в заявлении о регистрации договора заявитель использовал одну из закрепленных в форме заявления формулировок, указав, что окончание срока действия лицензии совпадает с окончанием срока действия исключительного права. Тем самым он приравнял срок действия лицензионного договора к сроку действия права на товарный знак.
       Далее мы приведем правовые положения ГК РФ и Административного регламента по договорам, на которых заявитель основывал свою логику при разработке текста лицензионного договора и подаче заявления в Роспатент.
       С практической точки зрения, для уяснения вопроса о трактовке срока договора представляется полезным привести фрагменты дальнейшей переписки с экспертизой в отношении срока действия договора. Заявитель получил запрос экспертизы, содержащий следующую формулировку вопроса о сроке действия договора: «В представленном заявлении указано, что право использования товарного знака предоставлено на срок действия исключительного права на товарный знак (т.е. не до конкретной даты, а фактически бессрочно, при условии своевременного продления срока действия исключительного права (п. 2 ст. 1491 Гражданского кодекса РФ). Вместе с тем в п. 2.1 представленного договора указано, что лицензиат имеет право использовать товарный знак на срок действия исключительного права до 16 марта 2021 года». Таким образом, в запросе констатировалось несоответствие указанных в документах сведений друг другу.
       Следуя логике экспертизы, получается, что формулировка заявления «на срок действия исключительного права» указывает на бессрочность передачи прав. Из этой логики следует, что в случае, если заявитель трактует положения п. 2 ст. 1491 ГК РФ о возможности продления товарного знака на 10 лет именно как возможность и считает сроком окончания прав тот срок, до которого зарегистрирован товарный знак, то дату истечения исключительных прав придется считать датой, обусловленной договором, и применять формулировку заявления «на определенный в договоре срок». И тогда для целей лицензирования срок действия исключительного права определяется только волеизъявлением сторон, что было бы неправильно.
       Обратимся к законодательным положениям для разъяснения ситуации. Прежде всего рассмотрим общую норму ст. 1230 ГК РФ «Срок действия исключительных прав», в соответствии с положениями п. 1 которой «исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации действуют в течение определенного срока, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом».
       П. 2 анализируемой статьи разъясняет это положение следующим образом: «Продолжительность срока действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, порядок исчисления этого срока, основания и порядок его продления, а также основания и порядок прекращения исключительного права до истечения срока устанавливаются настоящим Кодексом».
       Что же установил Кодекс для товарного знака? На наш взгляд, норма п. 1 ст. 1491 ГК РФ, определяющей срок действия исключительного права на товарный знак, позволяет однозначно ответить на этот вопрос: «Исключительное право на товарный знак действует в течение десяти лет с даты подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности».
       Далее, согласуясь с логикой запроса экспертизы в нашем примере, в п. 2 ст. 1491 ГК РФ установлены возможности продления срока действия товарного знака. Однако следует считать диспозицию правовых положений п. 2 ст. 1230 и п. 1 ст. 1491 ГК РФ однозначно указывающей на то, что срок действия права – это срок, который установлен Роспатентом, та дата окончания действия прав, которая внесена в государственный реестр товарных знаков при публикации сведений о регистрации товарного знака, и является юридическим фактом.
       Рассмотрим нормы о лицензионном договоре. Согласно п. 1 ст. 1235 ГК РФ, по лицензионному договору одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. П. 4 указанной статьи определяет: «Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации» . При этом в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если Кодексом не предусмотрено иное. В случае прекращения исключительного права лицензионный договор прекращается. Последняя норма также позволяет судить о том, что указание на бессрочность регистрации неправильно: если по каким-то причинам лицензиар не продлит действие своих прав на товарный знак, то его действие прекращается вместе с прекращением действия лицензионного договора.
       Итак, исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет с даты подачи заявки (п. 1 ст. 1491 ГК РФ). Срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права (п. 2 ст. 1235 ГК РФ). Следовательно, из закона нельзя сделать вывод ни о бессрочности регистрации товарного знака, ни о том, что в лицензионном договоре действие прав на товарный знак можно признать бессрочным.
       Таким образом, позицию в заявлении «на срок действия исключительного права» следует понимать в том прямом смысле, который выражен в совокупности статей ГК РФ, устанавливающих указанные сроки. Если такой срок законодательно ограничен, то его следует понимать с учетом соответствующих ограничений.
       Вернемся к нашему примеру. Получается, что заявитель действовал логично, указав в заявлении: «на срок действия исключительного права», а в тексте договора для полной четкости обозначив в соответствии с Госреестром дату истечения исключительных прав.
       Можно подумать, что при предложенном решении проблемы срока «за скобками» остаются другие, производственные проблемы лицензиара и лицензиата: как только права на товарный знак заканчиваются, при желании дальнейшего сотрудничества им надо заключать новый лицензионный договор, что влечет новые затраты. Однако и в случае утверждения о бессрочности действия прав на товарный знак у них могут быть сложности и неопределенности, поскольку у правообладателя есть возможность продлить права не только в последний год их действия, но и шесть месяцев после этого срока. Получается, что лицензиат весь этот полуторагодовой период продления регистрации находится в состоянии неопределенности, зависимости от лицензиара. В связи с этим возникает вопрос: не проще ли им возобновить договор после продления исключительных прав? Безусловно, обязанность продления и соответствующие санкции можно оговорить в договоре, но это тоже дополнительная нагрузка на обе стороны договора.
       Резюмируя, можно сделать вывод о том, что в лицензионном договоре при наличии позиции с формулировкой «на срок действия права» следует иметь в виду, что окончание действия права совпадает с датой истечения срока его регистрации.

|   Главная   |   О журнале    |   Авторам   |   Подписка    |   Архив    |   Фото    |   Контакты   |